Мои мечты

Мечта первая

Говорят, что многие наши страхи и мечты идут из детства. Я не могу это опровергнуть, потому что в моей жизни именно так всё и было. Я родился в самой большой стране, в СССР. У всех разные воспоминания о советском союзе, кому-то кажется, что это была самая лучшая страна. У меня остались иные воспоминания. В детском саду для детей с нарушением зрения у меня было два друга Максим и Илья и две воспитательницы. Когда меня оставляли с ночёвкой, добрая воспитательница рассказывала разные истории и сказки, кормила вторым ужином, потому что часто оставалась овощное рагу с ужина и булочки с полдника. А вторая нас всё время заставляла съедать всё сразу. Тот, кто не хотел доедать мог получить половником по лбу или стоять в углу. Однажды я даже сбежал из детского сада. Меня нашли, идущим вдоль шоссе.

Генрих, дочь Марина и внукиВсе самые приятные и радостные воспоминания из детства были связаны с дачей деда, где мы весь день гуляли и играли, регулярно объедались сочными фруктами и ягодами, наблюдали, как курочки высиживают яйца, а дед работает в саду и в огороде. Учиться в школе мне не нравилось, среди одноклассников в начальной школе у меня не было настоящих друзей. Может быть из-за того, что в день посвящения в октябрята нас не отпустили на перемену, мы сразу начали готовиться к этому мероприятию, потом был урок и я снова попросился в туалет, но ответом было «Ты что сейчас такое ответственное мероприятие» — сходишь потом. Потом целый час длилось посвящение в октябрята. Наш и параллельный класс сначала маршировал по залу, мне как-то удавалось держать всё в себе, но когда нас расставили по залу, силы терпеть уже не было. Струя текла по штанине вниз, а потом ручеёк устремился по диагонали к противоположной стороне зала залу. Кто-то начал смеяться, но мероприятие было ответственное, поэтому смех быстро подавили. Но меня ещё долго вспоминали, как мальчика, который описался на линейке.

Ещё мне запомнилось это время тем, что нам присылали гуманитарную помощь. Такой вкусной ветчины в магазине не возможно было купить даже по талонам. Я помню, как мы приходили с мамой и занимали очередь, потом мы с моим старшим братом играли в этой очереди до обеда, забирали еду, которая была положена нам, как многодетным и радостные шли домой. А ещё наш магазин, который мы называли «стекляшка», запомнился мне тем, что во время одной из игр я решил забраться по стене и отрезал себе мизинец. Но это было скорее смешное воспоминание, чем трагичное. Я тогда не думал о том, что напугаю маму, мне казалось, что её должно удивить, что я принёс свой мизинец в кулаке. Сказать, что мама удивилась – ничего не сказать. Она так быстро привезла меня в больницу, что мне пришили палец обратно.

Не подумайте, что я люблю об этом рассказывать, но без всего этого не понять моей первой мечты. Просто, я всё время стараюсь, как-то сгладить своё детство, не рассказывать ничего жёсткого, но после лагеря «50 лет октября», который мы называли «50 лет за решёткой», все другие воспоминания мне кажутся, хоть и не всегда справедливыми, но в чём-то смешными. А вот про пионерский лагерь, через который я прошёл в начальной школе – говорить сложно. Я не буду рассказывать о том, как меня там избивали, измазали лицо фекалиями и унижали. Могу лишь упомянуть о том, как мы играли в прятки, я спрятался за штору, а один из мальчиков нашёл меня кулаком по носу. Самое забавное, что из-за сломанного носа, я закапал пол кровью пока бежал к раковине и вожатая на меня орала, чтобы я всё вымыл.

Были там, конечно и светлые стороны. Когда я чем-то сильно отравился, у меня поднялась высокая температура и голова кружилась так, что мне было сложно ходить. И тогда я сел на лавочке рядом с одним из корпусов и просидел там несколько часов. Не знаю, чем бы это всё закончилось, если бы не одна девочка, которая поняла, что мне плохо. Словами сложно передать то чувство, которую я испытал, когда поддерживая меня за талию она помогла добраться до изолятора, рассказывая какие-то оптимистичные истории. Я давно не чувствовал такой заботы и внимания, но было и какое-то новое чувство…

А ещё был случай, после которого я стал гордиться старшим братом. Он был старше меня всего на год и четыре месяца, но его держали в другом отряде. И как-то я ему рассказал, что у меня все гостинцы украли сразу после того, как мы повидались с родителями. Я ему даже показал мальчика, который это сделал и Алёша за меня заступился. Тот мальчик был хоть и в моём отряде, но одного возраста с моим братом, а наглости и дури у него было в разы больше. Но Алёша был, во-первых, быстрее, а во-вторых не таким самонадеянным дураком, поэтому навалял этому мальчику так, что ко мне стали гораздо меньше приставать. Но, даже не смотря на это послабление, я всё равно каждый день ждал, когда закончится наш срок и мечтал о том, как мы поедем на даче к деду, будем там объедаться фруктами и ягодами.

Мечта вторая

Вторая мечта пришла вместе с перестройкой. Когда развалился СССР, в России стали появляться иностранные фильмы, видеомагнитофоны и персональные компьютеры. Всё это было ужасно интересно. Мой отчим был одним из тех немногих людей в нашей стране, которому удалось купить компьютер, когда их не было в свободной продаже. Родители, разрешали играть на нём и смотреть телевизор только по выходным, поэтому я целую неделю жил ожиданием воскресных дней. В эти дни нам выделяли по 45 минут для игр на компьютере. А по воскресеньям мы смотрели мультсериалы «Утиные истории» и «Спасателей Чипа и Дейла». И не было большего удовольствия, чем ходить в кинотеатр или видеосалон, где с «запилиных» кассет лилось настоящее кино из нового для нас свободного мира.

Чтобы я был сильным и здоровым мои родители отдали меня учиться в спортивную школу «Самбо 70». Представьте себе взрослого, но всё же мальчишку, который рассказывает юным борцам про какие-то компьютерные игры, мультики и новый мир. Да, такое представить очень сложно, когда все знают, что такое Интернет. А тогда – это всё могло восприниматься только как фантазии косоглазого и хлипкого паренька, который говорит на непонятном языке. В общем, с одной стороны – я наслаждался детством, а с другой стороны регулярно подвергался спортивным приколам. То сумку спрячут в унитаз, то подвесят её за лямку так, что открывая окно – она неизбежно упадёт вниз. Не могу сказать, что это меня сильно расстраивало. Поэтому я даже не старался, как то приспособиться и быть незаметным, чтобы меня никто не трогал. Наоборот, я как-то стал дистанцироваться от всех, размышлять о жизни и смерти, искать смысл бытия.

Однажды к нам в школу пришёл страховой агент и многие из нас застраховались. И через несколько дней, после этого я сломал себе руку и мне в качестве компенсации выплатили один миллион семьсот пятьдесят тысяч рублей. Сказать, что я был этому рад – ничего не сказать. Конечно, по тем временам это были небольшие деньги, но их хватило на то, чтобы купить новый телевизор и видеомагнитафон. Я так был вдохновлён миром кино, что решил стать актёром. Так я пришёл играть в школьную театральную студию «Юпитер».

Сейчас я понимаю, что благодаря сцене и русскому року проявления моей внутренней свободы для спортивной школы — были явно непривычны. Поэтому нет смысла осуждать тех мальчишек, для которых это было неприемлемо. И особенно я не нравился одному мальчику, который был особенно жесток. Большинство его активно поддерживало я пошёл забирать документы, чтобы уйти из школы. Но заместитель директора предложил мне, чтобы мы провели анонимное голосование. Пусть те, кто хочет, чтобы он ушел, ставят минус, а те, кто хотят, чтобы он остался — ставят плюс. Я не понимал для чего это нужно, потому что большинство смеялось, когда он прикалывался. Мне казалось, что просто зам директора хотел мне показать, что я не один, что есть те, кто тоже пострадали от него. Но я не понимал для чего это делать – ведь я это итак знал. Но каково же было моё удивление, когда я узнал, что все проголосовали за то, чтобы он ушёл.

После этого опроса уже никто надо мной жестоко не прикалывался, а моя самооценка настолько выросла, что мне стало казаться, что вся моя жизнь – не просто так, что я был рождён для чего-то особенного. И чем больше я думал о том, для чего же я живу, тем более ясно вставала передо мной картинка о том, как я построю на даче киностудию. Наблюдая за тем, как новый одноклассник Сергей ловко обращается с компьютером, и учит свою маму преподавать информатику, я представлял, как на чердаке сарая мы построим монтажную. А потом я представил, как какой-нибудь заброшенный колхоз мы превратим в съёмочные павильоны. Сначала я даже не представлял, что мои мечты могут как-то воплотиться в жизнь. Тренировки настолько изматывали, что было не до кино. Но потом меня воткнули головой в татами с такой силой, что выбили второй и третий грудной позвонок. Мне повезло, я быстро встал на ноги и меня освободили от тренировок до конца учёбы. И тогда я предложил своим одноклассникам Сергею и Игорю заключить контракт на творческой основе. Они сразу же согласились.

Но у нас не было ничего кроме компьютера Сергея, и моего телевизора с видеомагнитофоном. Смартфонов и цифровых фотоаппаратов тогда ещё не было, а на камеру нам всем вместе нужно было бы копить несколько лет. Но наша вера и искренняя наивность позволила нам каким-то чудом убедить руководителя TV «Мастер», что она дала видеокамеру. И мы приступили к съёмкам. Так в 1998 году появилась «ISI&PGP» company

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.