Кто-то другой

Может это первая в мире рецензия на фильм, который запретили смотреть одному человеку? Да в Америке, когда говорили: «Нигер должен знать своё место», но здесь правила под конкретного пользователя: «Всем можно, а тебе нет»!  И может здесь всё глубже и интереснее, чем единичный случай? Может это система? Искусство же важно изучать в контексте. Обсудим двойные стандарты или пусть глубину фильма поймёт «Кто-то другой»?.

В студии знали, что я боролся за право снимать кино, а не пропаганду? Или мы узнаем об этом можно узнать только из личной переписки с режиссёром картины Алиной Мородумовой? Я же делился с ней мечтами и личными переживаниями, потому что думал, что нельзя нарушить тайну личной переписки. Или можно?

Можно нарушать законы, если преподнести это как норму, достижение педагогики? Правильно ли лишать человека всех смыслов жизни, дома, работы, детей, а потом давать ему ложную надежду, что он хотя бы сможет увидеть кино? Если человек тихо и терпеливо ждал может главное кино в свое жизни, а потом вдруг узнает, что:

«Ты должен всех оставить в покое. Ты не имеешь право увидеть фильм. Все против этого». Подтекст был таким: Теперь Кто-то другой занял твоё место, Кто-то другой реализует твои мечты о том, что ученики имеют право снимать своё кино. Твои мечты – это всё наша заслуга, а ты на них не имеешь права. Всё хорошее в детях – это мы, а всё плохое – это ты. Лучше бы тебя не было. Тебя не существует. Ты делаешь нам плохо, но ты для нас мёртв.

Я просто осёл, который пытается угнаться за морковкой, свисающей на удочке перед носом? Осёл пытается её откусить, а потому двигается вперёд. Но морковка постоянно будет висеть перед носом на таком расстоянии, чтобы он не смог до неё дотянуться. И он никогда не сможет её съесть, даже если умрёт от голода. А хозяин осла утверждает, что он так заботливо кормит морковью и никогда не издевался над животным.

Кино «Кто-то другой», как дети осла, как морковка всё время были рядом, но получить невозможно. Ждал его ещё до того, как его начали снимать. Мечта о том, чтобы Алина и другие подростки снимали кино, отражающее их мировоззрение – было главным смыслом студии. И вот мою мечту реализовали. Хороший сценарий, сильная режиссура и операторская работа только почему-то авторство приписывают Льву?

Я конечно глуп, что верил и молчал ради того, чтобы кино состоялось. Не думал, что договор можно так легко нарушить. Когда фильм вышел, мне ничего не сказали. И с одной стороны любимая ученица, наконец-то, реализовала мою мечту, которую нам никто и никогда не дал бы реализовать вместе, а с другой стороны вижу, премьеру фильма, где Алину и содержание фильма словно игнорируют.

Вот Кирилл говорит: «Я не знаю, что это было, потому что я работал на многих профессиональных проектах с серьёзными состоявшимися продюсерами, режиссёрами. Я никогда не испытывал ничего подобного, да вот что можно сравнить с этим проектом. Я не ожидал, честно говоря, потому что мы с Лёвой… Ну, этот проект полностью сделал Лев.

Я не говорю, что он не снялся бы без каждого из вас. Я хочу сказать, что у Льва эта идея зародилась в голове, он изначально поставил себе цель, и он эту цель всю прошёл. От А до Я, до самой последней точки, он умудрился каким-то образом вот эту конструкцию шаткую, которая каждую секунду могла рассыпаться, он умудрялся каким-то вот эквилибристическим поворотом её удержать, потому что это живой организм. Мы все учились работе в коллективе, мы все учились не ссориться, когда кому-то могло чего-то не подойти, мы все учились поддерживать друг друга. Не столько важен сам фильм, который состоялся, сколько то, что мы все прошли вместе…»

Судя по словам моего друга кино не важно, а значение имеет только то, что это заслуга Льва, и это была его идея, все должны быть благодарны ему. После этих речей, я закипаю, не ужели художник промолчит и уйдёт в пропаганду, через отказ от себя, от правды, во имя комфорта совместной работы? Но художник общается через своё творчество. Вот послушайте, что по этому поводу на премьере сказала сама Алина:

«Лев мне вчера написал: Готовь речь. Я речь не подготовила, потому что всё, что хочется сказать это правда огромное спасибо вам всем за поддержку и за веру в нас, потому что это правда было очень тяжело, очень долго и в какие-то моменты казалось, что безнадёжно, но мы сейчас здесь. Мне всё ещё не верится, если честно. И это моя любимая фраза, я на всех показах её говорю, потому что она банальная, но она очень правильная, как мне кажется, очень правильная: «Всё, что мы хотели сказать, вы сейчас увидите, поэтому начинаем, приятного просмотра!»

Но Алину, как и в прошлые годы не слышат, пытаются поставить её на рельсы культа личности Льва? И я, как дурак, на эмоциях пишу пост «Как убить художника?» и прошу уже у продюсера показать мне кино, но Лев, как продюсер отказывает: «Для нас ты умер навсегда». Мой друг пояснил это так: «Он считает, что все проблемы Алины в основном только из-за тебя. Алина думает также. Она была очень рада увидев в какой форме Лев ее защитил».

Защитил? От чего? Что ей угрожало? То что я стану счастлив от просмотра фильма? Добрая девушка, которая знает, что я ей никогда не желал зла, очень её люблю, всегда буду любить, хочет меня лишить того, что я так долгого ждал? Она тоже считает, что это кино исключительная заслуга Льва? Алина же знает, как мне хотелось, чтобы мы сняли это кино вместе. Лев реализует мои мечты, которые мне никогда бы не позволили реализовать. Разве не так?

Ну, и даже если это правда и Алина считает, что все её проблемы в основном только из-за меня, даже если вы научили её не только игнорировать, но и ненавидеть тех, кто не похож на других – всё равно я не смогу её разлюбить. Это сильнее меня, понимаешь? Я буду ей верен во всём и если она скажет, что ей нужно, чтобы я был мёртв, чтобы ей стало легче – ну хорошо, я согласен. Если мои дочери позволят – я готов умереть, чтобы вы не страдали.

Поэтому я не понимаю к чему эти издевательства, что фильм уже выкладывали и все его посмотрели? Зачем мне писать, что если я не успел его посмотреть, то сам виноват, что со мной не поделились ссылкой? Зачем предлагать, что если я хочу посмотреть – должен приехать в Россию? Это такое же издевательство как с детьми? Все же наверное знают, что я не выездной и мне грозит 10 лет за экстремизм, вот и приглашают?

Так почему всем остальным смотреть можно, а мне нет? Откуда эти замечательные двойные стандарты, напоминающее мне, как бывшая жена распоряжается детьми как хочет, контролируя их общение. Мне нельзя их увидеть, потому что я не достоин? Я перестал быть отцом или человеком? Или всё-таки человек, но только другого сорта, которым можно распоряжаться, как вещью, у которой не может быть прав?

Без суда и следствия лишили детей и квартиры, работы и всех смыслов жизни. Отняли всех и всё, что я любил. Ничего не оставили, на вопросы лично отвечать не хотят, а защищать себя публично не разрешали. Ну, всё кино сняли. Может всё-таки можно начать диалог? Или боитесь говорить правду? Ну, ладно я понимаю, что вы не можете высказываться про войну, про политику и историю. Но здесь то что?

Я так переживал, что раз вы научили Алину игнорированию, может сможете заставить изменить финал фильма, молчать о всём, что её беспокоит, потому что она сняла про вечную проблему «Отцы и дети». Она ведь раньше боялась даже говорить на эту тему! Я мучился этим, понимал, что это накапливается, всячески провоцировал на то, чтобы рассказать правду. И вот это состоялось, но мне нельзя смотреть, потому что фильм Льва и только ему решать?

Нам не дали возможности завершить работу над «Хулиганками», забрали Алину. Но, в том, что мы не завершили работу обвиняют меня. И я привык, что обо мне говорят только за спиной. Это так удобно, судить и врать о человеке, когда ему нельзя ответить в свою защиту. По той же логике, что я не завершил работу над фильмом я не завершил работу над книгой?

Спокойно книги ждут своего часа, мы все в учебнике истории. Алина ещё будет сиять ярче ночных звёзд, если вы не заведёте её в стойло послушания и игнорирования чувств. Но что я должен был сделать для завершения фильма? Пригласить его озвучивать других детей? Если бы у вас забрали тех, кто вам нужнее для окончания проекта, а потом сказали, что вы не на что не способны – вы бы согласились с этим?

Понимаю, всем вместе избавиться от одного проще, признаю, что погорячился и зря переживал, что в Алине убивают художника. Она пробьётся! Она смогла снять хорошее кино. И никто не смог помешать. И моя мечта, о том, чтобы Алина сняла свой фильм, исполнилась. Пусть кто-то другой реализует мои мечты, но пока они реализуются – я жив.

Даже если вам удастся создать из меня образ не только педофила и глупого революционера ничтожества, мешающего всем жить – это не значит, что я умру. Я успел сделать что-то куда страшнее педофилии – я учу любви, свободе, правде, состраданию, правам человека и другим «извращениям либераста», поэтому только осуждение моих действий сейчас позволяет вам не быть осуждаемым обществом.

Но это время пройдёт, война закончится, а фильм и книги останутся. И у нас будет доказательства, что даже в таких условиях, можно не только делать пропагандистские ролики для медиаклассов, но и кино о том, что важно! То о чём я говорил, о чём мечтал – воплотилось в жизнь даже тогда, когда меня не было рядом.

И я, кстати, благодарен, тем, кто отрицает, что я что-то сделал полезное, а вместо этого говорят, что я умер навсегда. Почему? Да, потому что это искренность! А я ценю искренность. Люблю её, как бы грубо она не звучала, но даже горькая правда – это важно. Меня похоронили заживо ещё в 2012, но я об этом молчал, пока не встретил Алину. Почему-то только с ней я смог делиться самым сокровенным.

То, что кто-то объединяется, рисуя из меня образ врага: «Посмотрите, какой негодяй, урод, ничтожество, педофил, экстремист, жид, сумасшедший предатель, ничтожество» – это очень хорошо. Таким образом люди проявляют свою истинную сущность. Это очень удобно в своих бедах винить Кого-то другого.

Я рад, что первый фильм Алины «Кто-то другой» затрагивает ту же тему, что и «Неформальная работа», рад, что Лев раскрыл истинное лицо и сказал, что поддерживает Яну во всём. Он подтвердил мои предположения, теперь нет иллюзий, что он оправдывает самосуд, чтение личной переписки, пытку изоляцией и другие методы борьбы по двойным стандартам.

Я давно стал человеком второго сорта, который не имеет права видеться с детьми или смотреть кино, не имеет права чувствовать или просто общаться, получать честные ответы. Ко мне давно относятся, как к ослу или ребёнку, которому можно всё запретить. И теперь не нужно доказывать, что это так. Вы сами видите, как можно объединиться на почве ненависти.

Мне много раз писали, как представляют, что будут насиловать, как именно я буду умирать. Смакуя свои фантазии, явно получали удовольствие. Но сколько бы меня не пытались запугать или игнорировать, буду наставить, что «великие воспитатели», возомнившие себя выше прав человека, не правы, что устраивают самосуд, увольняют по политическим мотивам и прочее.

Прости, Кирилл, но я не могу вылетать в окошко, отказаться от ценностей, которые разделяю. Не могу отказаться от поддержки Украины и Алексея Навального, не могу отказаться от своих детей, предать любовь или молчать, предавая свободу и правду. Буду жить пока не уничтожат. Придётся либо говорить, либо убить меня. Нужно довести начатое до конца.

То, что кто-то ходит строем нога в ногу разве даёт право судить? Разве у человека нет права не отказываться от правды, свободы и любви. Придёт время и придётся взглянуть правде в лицо. Понимаете, Кто-то другой – это про всех нас. Кто-то другой воспитывает украинских детей, прививая привычку лгать, высмеивая вечные ценности.

Но всё это временное явление. Не всех детей удастся перевоспитать, убив в них сострадание, искренность и умение любить. Любовь – это не создание тёплой творческой атмосферы лжи и всеобщей поддержки, оправдывающей общее молчание. Любовь – это такая работа души, позволяющая её вкладывать в душу Кого-то другого.

Когда-то Алина мне очень помогла тем, что взяла с меня обещание, что я ей буду всегда говорить и писать правду. И я держу слово, буду писать, пока бьётся моё сердце, буду верен ей и вечным ценностям до тех пор, пока помню, кто я такой и куда лежит мой путь. Я не могу оставить вечных ценностей, буду бороться до тех пор, пока империя лжи не рухнет.

И даже, если кому-то удастся воспитать из наших детей патриотов, винтики в системе, которые будут подчиняться вертикали власти, игнорируя правду – это не повод опускать руки. Если Кто-то другой не способный любить, будет от детей добиваться послушания и покорности, это не значит, что им удастся убить любовь или стремление узнать правду.

Даже если кто-то и подчинится, мы будем заново объяснять что такое Права человека, почему самосуд, чтение личной переписки и прочие злодейства – это не благородный поступок. Придётся пояснять, почему не стоит верить заботливым палачам, а стоит стремиться к искренности.

Искренность не возможна без правды и любви. Без диалога невозможно решать проблем. И даже если кто-то хитростью стал контролировать ситуацию – это не значит, что он сможет взять Киев за три дня. Эти дни были тяжёлыми, был сильнейший обстрел мирного населения. Путинизм мстит, что мы не захотели стать частью России, не погрузились в их лживые объятия.

Нельзя договориться с РФ о мире, если не хотят отпускать заложников, освобождать оккупированные территории – мы должны победить. Иначе нас уничтожат, вычеркнут из жизни. То есть наше-то тело останется, но без правды мы будем мёртвыми внутри. Мы не имеем права молчать и бездействовать. Так зло победит.

Да, я понимаю, вы устали ждать, когда же Украина и западный мир смогут добиться торжества справедливости, поэтому вы готовы отказаться от прав человека. Я понимаю, что вы пока не собираетесь защищать ЛГБТ сообщество, Навального, право на личную переписку или свободу слова, но в какое будущее мы тогда придём? Или вы просто ждёте, что за вас это сделает Кто-то другой, а вы будете тихо обнимать друг друга и смотреть, как его все мочат?

Даже если Навального никогда не выпустят, а Кто-то другой, не заплативший такую цену, вдруг займёт его место и освободит мир от путинизма – к нему будешь испытывать благодарность. Поэтому я благодарю Льва, Кирилла, Глеба, Настю и всех остальных, что дали возможность Алине реализовать нашу мечту. Чувствую, как сам частично реализуюсь через вас.

Видно, как Кирилл любит и опекает Льва, пытается убедить, что он лучше руководит студией. Но есть ли у Льва внутренняя красота, которая необходима художнику? Не кажется ли вам, что Лев продавливает свои решения, использует таланты других для своего пиара? Главная красота – это совесть. Он может испытывать удовольствие от воспитания гуманизма? Нет, ребята, у вас сейчас друга студия, не та, о которой я мечтал, хоть и кино настоящее.

К счастью в фильме «Кто-то другой» удалось сделать драматический финал и не превратить Алину в ремесленника. Да, сейчас Кирилл старается показать мне, что все солидарны в борьбе против меня, что все одобряют игнорирование, чтение личной переписки и самосуд, но к счастью есть те, кто остаётся искренним. И есть те, кто преодолевает себя, учится искренности. Прорвёмся! Всё будет хорошо.

Если вы тоже начнёте говорить правду – нет проблем, конфликт будет исчерпан вы почувствуете лёгкость, вам не будет хотеться, чтобы я был мёртв. Да, возможно вас накажут за правду, но у всего есть своя цена. И я должен убедиться, что хитрые авторитетные манипуляторы или настойчивые, как Лев не втянут Алину в пропаганду, не заставят отказаться от выражения собственных мыслей ради того, чтобы стать шестерёнкой в общем слаженном механизме.

Сначала вас убеждают, что сначала нормально ходить на канал «Звезда», снимать День победы, лавировать между тем, чтобы время от времени говорить правду, но нужно и зарабатывать. Но полуправда хуже лжи. Пропагандисты, которые маскируются под либералов – самый отвратительный вид гибридной лжи. Имитация свободы, демократии и правды, имитация добра – всё это быстро становится частью империя лжи, а ты превращаешься в раба.

И да я понимаю, что кому-то хочется, чтобы все тайны оставались не раскрытыми, но то что, вы общаетесь с тем, с кем запрещено – никого не делает стукачами. Даже если все вокруг считают это предательством – наша история будет интересна нашим детям и их детям, мы все в учебники истории. И у нас есть все шансы через наши судьбы, через фильмы и книги показать, как нашу сущность раскрыла эта война. Всем добра! Спасибо. С новым годом!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.