Формула кино

Я снимал кино с 16 лет, но не было не одного фильма, который меня бы устроил. Я постоянно был недоволен результатом, анализировал, почему не могу сделать хороший фильм. Я выявлял все, допущенные мной ошибки во всех фильмах, что делал и стал продумывать формулу фильма, который меня бы всем устроил. На это у меня ушло несколько лет, я стал писать учебник на эту тему, пока однажды не наткнулся на человека, который в корне поменял мои представления о том, как снимать такое кино, которое может стать произведением искусства.

Оказывается, что если ты учитываешь все параметры производства, продумываешь всё до мелочей – это не позволяет тебе снять настоящее кино. Настоящим его делает не продуманность сценария, раскадровки, операторские и монтажные приёмы, а то, что стоит за этим фильмом. Важна не форма, а чувства, момент проживания фильма, отношения между режиссёром и сценаристом, оператором и актёрами. Если все они делают общее дело, на котором все концентрируются, стараясь помогать друг другу, выразить то, как они увидели сценарий – кино получается. А если этой взаимосвязи между ними нет, то и кино не выйдет. Даже если хорошо снято, классно смонтировано и все в дорогих костюмах и потрачены миллионы.

Удивительно, что человек, открывший мне эту тайну, видимо ещё сам не понял насколько изменил мой мир. Когда я увидел, как можно погружаться в кино, отдаваться этому делу вне зависимости от того, как работают остальные – я был шокирован. То внимание, умение чувствовать пространство, брать на себя любую роль было настолько органичным, что я был не в силах скрывать своё восхищение. И больше всего на свете мне хотелось, чтобы этот человек стал моим другом. Я ловил каждое мгновение проведённое вместе.

Несмотря на свой юный возраст и немногословность мой друг учил меня всему просто через личный пример. Он всегда приходил готовым к съёмкам, страхуя других участников съёмок, запасаясь реквизитом и попутно делая, всё что мог. Но ещё более удивительно было то, насколько мы были честны друг с другом. У нас не было табуированных тем, и обсуждение кино переходило в размышления о литературе и искусстве, сложности выбора, жизни и смерти. Это было настолько волнительно и важно, что я решил сохранить в себе образ моего друга навсегда.

В стоицизме, есть такое понятие, как внутренний ментор.  По сути это внутренний голос, дистанцирующий тебя от себя зависимого, приближая тебя к тому, кем бы ты хотел бы стать. Ты как бы обращаешься к себе с вопросом: «А как бы поступил на твоём месте человек, у которого нет твоих недостатков, он никак не вовлечён в ту ситуацию, в которой ты находишься»…

Кто-то скажет, что это уже какое-то сумасшествие, раздвоение личности, шизофрения, но я отвечу, что ни один внутренний ментор не может заменить вам настоящих друзей. Хотя если вы не можете общаться настолько часто насколько вам того бы хотелось – эта компенсация помогает делать вам вашу работу так словно ваш друг всегда с вами рядом. Ведь по сути, если разобраться, мы взаимодействием с людьми не зная их до конца, а потому мы взаимодействуем с их образом, тем как мы себе представляем этого человека. Познать кого-то до конца вообще не возможно. Даже себя. Но хорошо, если вы для себя являетесь другом. А ели вы сами себя постоянно укоряете за что-то – жить с самим собой становится сложнее, чем с кем-то ещё.

А вот если вы к себе относитесь хорошо, потому что именно так вас оценивает ваш внутренний ментор, ведь так ценил вас и ваш друг – вы живёте в гармонии с самим собой, находите силы для того, чтобы делать то, что раньше было для вас неподъёмным. Можно сказать, что ваш друг вдохновляет вас на подвиги, помогая избавляться от недостатков, подниматься над эгоизмом собственной боли и создавать такую среду, в которой вы сможете стать ещё ближе к искусству и научным открытиям.

Человек, которому не понятно, как это работает, может видеть в вашем поведении что-то непонятное и мерзкое, он будет мерить вас своим собственным мерилом. Не понимая, как тонко устроен ваш внутренний мир, как для вас важна гармония и вдохновение, он будет осуждать вас за всё непонятное и отличное от его понимания того, как должен быть устроен мир. А если ещё этот человек наделён властью и влияет на других людей, они могут устроить вам настоящую травлю. Но это не страшно, потому что вы не один, у вас есть внутренний ментор. А люди, которые вас не понимают могут у вас только отнять какие-то вещи, испортить жизнь вашим близким или забрать вашу внешнюю свободу. Но внутреннюю свободу забрать у себя можете только вы сами.

Я встречал много людей, которые сами себе построили тюрьму, которые не могут избавиться от своих страхов и самообмана. И встречал тех, кто устал бояться и стал свободным. Но не стоит пить свободу сразу большими глотками, потому что ей можно захлебнуться, пристраститься к вредным привычкам, которые дают лишь иллюзию свободы. А вот, когда ты последовательно идёшь к своей мечте без ожесточённых боёв и насилия над собой – твоя внутренняя красота завораживает, подпитывает свободой тех, кто оказался рядом.

И я бы не смог распознать друга среди юных дарований, если бы не его честность, доброжелательность и трудолюбие. Нет, я и раньше знал, что дети могут быть тебе друзьями, потому что мне очень повезло с дочерьми, но такое откровение, как пришло ко мне, когда я выкинул свой недописанный учебник – было у меня впервые. Теперь я дописываю книгу «Хрупкое счастье» и понимаю, что мне несказанно повезло в этой жизни.

Обычно нашими учителями становятся те, кто мудрее и старше нас, но в данном случае, я убедился, что искреннее желание помочь, а в чём-то даже наивная любознательность сильнее догм и канонов киносъёмки. И настоящие кинематографисты – это не те, кто знают все технические особенности оборудования и производства, а те, кто умеют понимать и выражать свои мысли и чувства на языке кино. Ведь одни люди снимают гениальные картины в 16, а другие не могут к ним приблизиться и в 50 лет. 

Ещё я убедился в том, что форма и слова не важны, если ты понимаешь то, что за ними стоит. Всё кино, как художественная литература – это язык образов. Образы можно толковать так, как хочешь. Одни видят за ними что-то ужасное, другие наоборот — лучик надежды. Искусство всегда было предметом спора и осуждения. Есть на эту тему прекрасный фильм «Работа без авторства» 2018 года. Без преувеличения – это произведение искусства, но по закону такое нельзя смотреть подросткам. Хотя там нет сцен насилия или чего-то такого, что вы не знаете и не поймёте при вдумчивом осмыслении. Но кинокартина повествует о том, что мысли и чувства художника всё равно находит выход в его работах. Без мыслей и чувств – искусство мертво.

С формальной точки зрения подросткам запрещено такое кино, но разрешены фильмы и программы с пошлостью, цинизмом, агрессивными спорами и тотальным враньём. Поэтому судить будут не тех, кто отупляет и развращает, а тех, кто несёт свет, заставляет задуматься и переосмыслить нашу жизнь. Так что лучше подождите несколько лет и смотрите кино без фальши, где показано как чувствительные люди реагируют на награды со стороны тех, кто уничтожает их ценности, как люди мучаются от невозможности выразить себя. Некоторые ошибочно предполагают, что искусство всегда должно быть возвышенным и поэтому не стоит в него лезь тем, у кого нет художественного образования. Но посмотрите «Идеальный дворец Фердинанда Шеваля». Этот фильм тоже 2018 года, там тоже пойдёт речь об искусстве и о том, какую роль в нём играют чувства и образование. Обе этих картины заставили меня плакать.

Хотя, я человек сентиментальный и плачу от аниме, но ещё раз повторюсь, что для меня форма не важна, когда за ней стоят чувства и мысли, которые мне близки и понятны. Могу глубоко переживать детский мультфильм и остаться абсолютно равнодушным к фильму, где мастерски манипулирует эмоциями большинства. В искусстве вообще важно не то, что ты испытываешь во время просмотра, а то, что остаётся после него. Если фильм тебе не отпускает годами – это стоящая картина, которую можно пересматривать снова и снова даже просто у себя в памяти.

На самом деле, если начать внимательнее изучать искусство, оно всё объединено общими темами и чувствами. Не важно, живопись ли это, фильм или книга. Чтобы познать то, что находится за произведением искусства нужно время на осмысление и умение сопереживать. Поэтому хорошие картины, как и настоящие друзья тебя не отпускают, они с тобой остаются пока тебя не подводит память. И когда ты видишь, что те, кого ты знаешь в реальной жизни – это продолжение тех, кто, по-твоему, мнению бывает только в кино, ты поражаешься,  насколько искусство тесно переплетается с нашей жизнью. И чем дальше, тем сложнее отделить одно от другого, потому что дистанцирование от мира обывателей продолжается, а авторы книг и кинокартин, их истории и переживания становятся всё ближе и ближе.

Вся эта ширма, видимость спектаклей, образования. хорошей жизни и прочих условных достижений была описана в искусстве уже много раз, да и научно тоже доказано, что большинство никогда не было выдающимися художниками, музыкантами, изобретателями и т. п., потому что они привыкают мыслить шаблонно и наступают на одни и те же грабли. Но иногда на нашем жизненном пути попадаются люди с не типичными нейронными связями, которые позволяют им воспринимать этот мир иначе. И  знакомство с творчеством таких людей — истинное наслаждение.