Манипуляции

Привет. Сначала о простом. На днях написала продюсер по поводу клипа Александра Царовцева. Что будем с этим делать? Вижу, вам не особо интересно, а один не вытяну, поэтому продолжим фокусироваться на том, что нас объединяет и вдохновляет? Кроме ИИ, у меня открывается новая глава книги. Одна из основных манипуляция над нами начала разрушаться!

Из-за того, что правда несёт боль, шесть лет Маша с Настей удалялись от меня, как только их мама ухала вместе с ними. Какому ребёнку хочется слышать неудобные вопросы о маме? Но если мама постоянно манипулирует и использует папу – это обсуждать нельзя? Ни с ней, ни семейных советах? Нужно просто терпеть и молчать, не пытаясь создавать позитивные перемены?

Когда тебя используют в корыстных целях, постоянно пытаются получить максимум выгоды, ничего не предлагая взамен – это не страшно. Но когда тебя пытаются лишить всего и всех, кого ты любишь, используют твою любовь, как главный рычаг, разве можно молчать? Ты же видишь, как под воздействием обмана меняются ваши дети. И чем больше лжи, тем они дальше.

Да, если бы это касалось только тебя, не было проблем – можно было бы просто уйти. Но когда это касается тех, за кого ты несёшь ответственность, кого ты любишь больше собственной жизни – никуда сбежать невозможно. Отеческая любовь сильнее боли. А значит никогда не бросишь своих детей. Ты столько лет отдал семье, и впитал с болью и кровью, что не отрекаются любя.

Что вы чувствовали от того, что вам ребёнок постоянно напоминает о таймингах: «у нас всего 10 минут в день». Даже в спецприёмнике давали 15, а тут… Сколько времени вам с детьми давали общаться? Да, понимаю, технические ограничения, звонки дорого, уроки делать нужно, вода мокрая,  небо голубое, а палачу нужно, чтобы вы чувствовали, что дети не хотят общаться.

Оказалось мало, что забрала себе детей и оккупировал квартиру, обманула в суде? Хотела, чтобы перестал общаться с детьми, исчез из их жизни навсегда и только присылал деньги? Отняла всё, но не учитываешь желание детей увидеться с папой? Не хочешь обсуждать и продавливаешь свои решения, наслаждаясь страданиями твоих жертв? А дальше то что? Что они о тебе будут думать?

Если запретить детям говорить по телефону – они поймут, что ты отняла у них папу. Но как сделать так, чтобы они не понимали, что нас хотят разлучить, как сохранить образ добрых людей, которые вроде и не против общения? Как вам там говорили: «Мы не против, но не ничем помочь не можем. Звоните, но телефон мы не раздадим. Детям нужно учиться, а вы мешаете»…

Надзиратель прекрасно знает, что дети и родители испытывают боль от дефицита общения, от того, что разрушаются привычные нейронные связи. Боль разлуки способен вынести не каждый. Кто-то прыгает с крыши, кто-то сходит с ума. Поэтому манипулятору важно демонстрировать, что он не виноват, а просто таков закон и порядок. А он просто следит за порядком.

Ещё способ заставить отказаться от общения – разрешить общаться только в присутствии кого-то. Это не значит, что надзиратель слушает весь разговор. Нет, он просто время от времени заходит, слушаешь, о чём вы разговариваете, делая вид, что ему до этого нет дела. В тюрьмах обычно этим занимаются наседки, а в детских домах стукачи, которые могут делать вид, что они ваши друзья.

Один из самых мощных способов манипуляции – это обесценивание чувств человека, который вас любит. Если вас научили спокойно реагировать на страдания близкого – манипулятор почти разлучил вас. Если вы испытываете боль, но накапливаете в себе, не давая её выхода – вы во власти манипулятора, создающего иллюзию того, что это нормально.

Если вы отказались от своих родителей или детей – надзиратель профессионально выполнил свою работу и может передать ребёнка дальше. У ребёнка уже будет навыки обесценивания чувств близких людей, он утратит или задушит в себе способность любить, станет винтиком в системе. Как вернуть способность любить и быть любимыми, когда научили быть чёрствым, не проявлять сострадания, терпеть и молчать? А если и позволено чувствовать, то только к правильному человеку или стране. Если ты не можешь без любви – люби родину, кто тебе мешает?

Читай правильные книги, смотри правильные фильмы, учи правильные уроки по правильным учебникам, будь правильным человеком, правильно молись, правильно живи и будь как все. Мы здесь все правильные и у нас у всех всё хорошо. А вот папа неправильный, он попали под влияние США, революционеров и прочих извращенцев.

Сколько себя помню – всегда был ляпсусом, ошибкой, изгоем с которым боролись в саду и школе, затем в колледже и на всех работах. Я никогда не хотел бездумно выполнять глупые поручения и всё время огребал. Так же бездумно не захотел подчиняться жене, стремился к партнёрским отношениям. За это меня регулярно наказывали, но перевоспитать так и не смогли.

Задача надзирателей обесценивать все, что связано с любимыми и хвалить все, что у нас здесь: «Мы самые лучше, самые сильные, у нас всё хорошо, а там всё плохо. Они уже мертвы, а мы о тебе заботимся, родина тебя любит, новая жизнь налаживается, прошлое – оставим в прошлом. Не живите прошлым, живите настоящим, мы вам сделаем лучше, чем тогда».

При этом важно убеждать родителей в том, что детям не запрещают с ними общаться, но дети сами не хотят, потому что у них столько всего интересного, о них так заботятся. И реализуют их давние мечты, заботятся о них лучше всех. И родителям желают добра, просто за детей переживают, чтобы те не возвращались под обстрелы в плохую жизнь.

Заботливые дружелюбные надзиратели детских домов, интернатов, ПНИ, куда закрывают не перевоспитавшихся, вряд ли будут кому-то признаваться, что их работа – тяжкий грех. Они сами в детстве, возможно, получили аналогичные травмы и теперь вымещают всё это на своих жертвах. Сбылась мечта из жертвы превратиться в палача, теперь власть у вас, а не над вами?

Конечно, жаль вас, но важно, разрывать этот порочный круг. Даже если это касается тех, кого ты когда-то считал главным человеком в своей жизни. Нужно называть вещи своими именами, стремиться к позитивным переменам, а без обозначения проблемы – невозможно её разрешить. Только когда ты понял, что происходит, можно понять, как с этим быть дальше.

Я так рад, что к концу 2023 года у нас прогресс. Недавно дети от меня почти отказались, могли не звонить неделями, но вот прошёл переломный момент, и мы снова общаемся по видеосвязи, разбираем значение выражения «не отрекаются любя». Мы вырабатываем механизмы защиты от манипуляций. Это небольшая, но важная победа, общаясь с ними, я счастлив.

Когда Настя только появилась на свет, я сразу стал думать о том, какой она будет, кем она станет, чем будет заниматься. Да, безусловно, у меня было и такое чувство, которое возникает, когда у тебя на руках тёплый комочек, который является настоящим чудом, потому что раньше его не было, а теперь вот он есть. Он живой. Но основным был вопрос о том, кем комочек станет.

Будущее детей меня сильно волновало, мне хотелось запечатлеть их детство, но не отказываться от мечты снимать кино. Поэтому открыл студию, где Настя с Машей снимались. И Яна помогала до тех пор, пока не решила строить своё счастье с другим. Только тогда я наконец-то понял, что нашему браку конец, перестал пытаться склеить брак и снова позволил себе чувствовать.

Когда кавалер исчез, удалось уговорить Яну вернуться, чтобы снова общаться с детьми, спокойно обсудить развод. Мы договорились, что на детей оформлю доли в квартире, а если они переедут – буду помогать ещё и алиментами. Но речи о том, что должен съехать, снова платить, но уже лишившись единственного жилья и детей – и быть не могло. Ни при каких обстоятельствах я бы не согласился, чтобы меня лишили общения с Машей и Настей. Но когда любовь, мои чувства что-то решали в нашей семье? Уже 11 лет это не имеет никакого значения. Меня хоронили заживо.

Но теперь всё изменилось! Теперь Настя видит, что любовь невозможна без общения. Теперь её просто так не убедить в том, что с папой не нужно общаться. Скоро ей 15 лет. И хоть мама лишила её израильского гражданства, она теперь своим трудом сможет заработать возможность учиться в другой стране. И возможность помогать ей в этом – это счастье.

Подумать только. Всего ещё в этом месяце, она мне писала, что не может со мной общаться, что ей слишком тяжело, что мы с мамой тянем её в разные стороны, а потому она не может мне звонить. Но как только мы разобрали, что это может быть манипуляций, что она не такая слабая, как ей внушают, она нашла в себе столько сил для позитивных перемен.

Тут самое главное объяснить жертве манипуляций о том, что пропаганда – это субъективное, искажённое представление информации с одного ракурса. И когда у тебя есть доступ только к одному источнику информации, когда ты не знаешь правду – ты отдаляешься от того, кто её знает. Знание – сила, горькая правда лучше сладкой лжи. Не давайте собой манипулировать.

Я очень рад, что нам удалось обсудить вопрос игнорирования, как формы эмоционального насилия, где удар по психике получает не только тот, кого игнорируют, но и тот, кто вынужден игнорировать и обесценивать. Я счастлив, что моя дочь теперь понимает, что она сильная и может со мной общаться, преодолевая боль и страх. Никто не вправе запретить ей развиваться. И только она сама решает, сколько ей общаться с теми, кого она любит. Ей самой выбирать своё будущее. И когда она вырастет, она будет понимать ещё больше. А империя лжи рухнет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.