Портрет Полины

Глава 1

— Ребята, у нас образцовый корпус, поэтому всем нужно очень постараться. Давайте порадуем родителей и подготовим им настоящий праздник.

— Но…

— Никаких но, вы же не хотите расстроить родителей? Или кому-то хочется показать какой он лентяй? Давайте, прочь сомнения, мы ставим классику, великого…

Дальше было что-то неразборчиво, внимание Васи переключилось на пролетающую мимо муху. Было такое ощущение, что она тут единственная, кто мог себе позволить летать и жужжать. Ей не нужно было радовать праздником, показывать свою нужность родителям. Она спокойно летела над головами детей до тех пор, пока кто-то не замахнулся на неё рукой.

— Матвей, я для кого здесь рассказываю? Почему ты меня не слушаешь? Ты, что не понимаешь, что отвлекаешь остальных? Какая муха тебя укусила?

На этих словах одному из детей стало смешно, потому что муха действительно была, но учитель просто не увидел её. И, возможно, читателю это не покажется смешным, может у Васи это был просто непроизвольный смех, как защитная реакция на абсурд, который он наблюдал день за днём.

Смеяться над словами учителя, в образцовом корпусе было не принято. Не родившийся Васин смех был моментально подавлен упреждающим замечанием:

— Неужели нельзя быть серьёзными, когда мы имеем дело с таким выдающимся произведением искусства? Вы должны быть благодарны, что мы с вами изучаем литературу, через его величество театр. А вы? Вам бы только гулять и улынивать от учёбы. А у вас скоро проверочная работа. А если вы её не напишите? Вас же переведут…

Вася не услышал, что ещё сказала учительница, потому что он уже знал наперёд всё, что скажут. А когда он не получал новой информации, то переключался на то, где можно было наблюдать хоть какие-то перемены.

Через месяц, после нескольких минут унижения на сцене, все поздравляли друг друга тем, какой замечательный спектакль они устроили. Учитель поздравляла своих учеников и приобняла Васю:

— Какие же вы у меня молодцы…

Снова было понятно всё, что она скажет дальше. Но мысли ушли в осмысление произведения, которое они показали. Вася видел, как можно было бы поставить те сцены, в которых его заставляли говорить заученные слова и хотел бы поделиться своими мыслями с ребятами, но подумал, что его засмеют и вместо того, чтобы поделиться своим виденьем, просто улыбнулся учительнице в ответ.

Дома родители тоже похвалили Васю, но под выгруженным роликом с праздника кто-то написал грубый комментарий о том, что складывается впечатление, что создатели постановки не поняли замысла автора произведения. И Васе захотелось узнать, какой же действительно был смысл у всего произведения, а не у того кусочка, который они играли. Но он вдруг вспомнил, что скоро будет проверочная работа, а потому снова вынужден был отложить то, в чём не успел разобраться.

В образцовом корпусе учёба была главным занятиям. От детей не требовали принимать сложных решений или выбирать, что и в какой форме они хотят изучать. У них уже в начале учебного года был составлен список предметов и тем, которые им требовалось изучить за год. Проверка знаний осуществлялась через тесты, которые демонстрировали насколько хорошо ты запомнил пройденный материал. Даже на уроках физкультуры твои способности измеряли с помощью сдачи нормативов. Пробежал за нужное время, прыгнул на определённое расстояние, сделал определённое количество повторений и получил результат. А если проблемы со здоровьем, берёшь справку, освобождение от физкультуры.

Вася задумался над тем, почему справка называется освобождением. Ему показалось забавным, что в своё время его деда освободили из немецкого плена, а сегодня он был освобождён. Но, конечно, не дай бог поделиться такими мыслями с учителем, ведь это неуважение к старшему поколению, оскорбление чувств тех, кто прошёл через войну. А Вася жил в мирное время и не переносил всех тех тягот войны, в которую попала его страна. Но в моменты, когда многие гордились победой, он почему-то задумывался о том, как ужасна война. Ему говорили, что скоро он вырастет, и тоже будет служить, отдаст долг родине.

Вася размышлял о том, что в жизни уже столько всего решено за него и как много у него причин для гордости. Образцовый корпус был лучшим в его городе, его родители гордились, что его туда приняли. Потом будет служба в престижных войсках, потому что из их учебного заведения выпускались лучшие из лучших, будущий офицерский состав. А Вася во всё это как-то не вписывался, радовался освобождению от физкультуры и, как говорят учителя, «Летал в облаках».

Самые радостные воспоминания Васи были связаны с поездкой к дедушке в деревню. Там можно было гулять целыми днями. Он помогал пасти коров, тягать сено и ремонтировать всё, что ветшало. Деревенская жизнь текла неторопливо и размеренно. Правда в деревне не было Интернета, но зато там была Поля. Поля была старше Васи на два года, ей было 15, когда он её впервые увидел. Она была из другого города и приезжала к бабушке, но обычно не в то время, когда Вася жил с дедом.

Если бы Вася рассказал своим одноклассникам о своём желании, они бы посмеялись над ним и всё опошлили, потому что Поля нравилась Васе не как обычно девочки нравятся мальчикам, а как картина, на которую можно смотреть часами. У Полины были необычные глаза, которые меняли свой цвет от настроения хозяйки. Когда она была спокойной, они были серо-зеленоватыми, но стоило ей начать веселиться, как они становились зеленовато-жёлтыми. Уши Поли были немного растопырены, но ей это безумно шло, потому что она была похожа на эльфийку, когда кончики ушей выглядывали из-за волос. Лёгкие брови слегка пушились, придавая лицу какую-то игривость. Едва заметные ямочки от прыщей придавали законченность и индивидуальность. Полина не была похожа на тех девушек, которых размещают на обложках глянцевых журналов, она была настоящей, живой и органичной от природы, поэтому Вася, закрывая глаза, видел перед собой её образ, думал о ней, но стеснялся попросить нарисовать её портрет.

До начала лета оставалось несколько месяцев, поэтому Вася вспоминал мельчайшие подробности лица Полины, её хрупкие пальцы, которые нежно скользили по траве, когда они гуляли вместе с Владом и Ирой. Влад был старше их всех. Ему в этом году исполнилось 18, и он должен был уйти в армию. Возможно, если этим летом, Поля приедет в деревню, она не захочет гулять с Васей, потому что они с Иркой были для неё «мелкими», как говорил Влад. Но у Васи оставался лучик надежды, что они встретятся, и он не побоится попросить её о том, чтобы она позволила ему нарисовать её. Да, скорее всего она просто посмеётся над ним, но он уже был к этому готов.

Васин одноклассник увидел, что рисовал Вася и выхватил его рисунок со словами: «Слышь, дай посмотрю. А чё за баба?». На этих словах он передал рисунок дальше и одноклассники заинтересовались:

— Это твоя тёлка или ты типа художник?

— Верни мой рисунок.

— Да ладно, кались, ты на неё …

Вася закрыл уши, чтобы не слышать одноклассников. Он уже выработал эту тактику, когда его обзывали и унижали. Это было самым эффективным способом уходить от вынужденного общения. Он так же уже давно для себя решил, что не будет драться, поэтому просто закрывал уши и сворачивался калачиком, если его били. И сначала это забавляло и злило одноклассников, но потом они привыкли, что он на них не реагирует, и переключали своё внимание на что-то ещё. Хотя были и более настойчивые. Одноклассник Паша специально выжидал, пока он откроет уши и всё равно говорил ему то, что хотел. А отец вообще сразу останавливал любые попытки ослушаться. Как военный, он быстро показал Васе, что будет, если тот ещё хоть раз попытается закрыть уши руками в его присутствии.

Нельзя сказать, что Васе доставалось больше других, потому что в образцовый корпус шли дети военных. Воспитание для большинства было суровое. Просто Вася не был таким, как большинство ребят. К своим четырнадцати годам, он уже дважды пытался покончить с собой. Но обе попытки, к счастью были неудачными. Первый раз он проглотил таблетки. Его рвало так, что от этого способа он отказался раз и навсегда, а второй раз просто выбрал не то время и не то место.

Даже Васины родители не знали, что он собирается спрыгнуть с крыши, что у него было желание покончить со всем раз и навсегда. Казалось бы, он всё спланировал, но не учёл одной мелочи. Не только Васе было неудобно обсуждать с кем-то свои проблемы. Их сосед, от которого ушла жена вместе с детьми часто напивался. И  когда Вася тайком решил уйти из дома, чтобы осуществить задуманное, этот алкаш к нему прицепился. В прямом смысле схватил его за ногу, когда тот пытался перешагнуть через него:

— Ты что сбегаешь?

— А вам-то что за дело?

— Ну, просто, странно, что ты в это время уходишь, мне интересно.

— Отпустите меня.

— Хорошо, если ты ответишь, отпущу.

— Это шантаж.

— Точно. Он самый, мать его.

— Не ругайтесь, отпустите ногу.

— А ты ответишь.

— Да.

Сосед отпустил ногу и Вася подумал о том, что может теперь спокойно идти, но всё-таки он обещал ответить, а врать не любил, поэтому сказал:

— Я ухожу.

— Возьми меня с собой.

— В смысле? Куда?

— Ну, я тоже хочу сбежать. Неважно куда.

— Нет, я не могу с вами.

— Почему?

— Потому… потому что вы не знаете меня.

— Но тебе нужна помощь.

— Мне? Вы мне не можете помочь, вы и себе помочь не мо…

— Я тебя знаю. Ты Вася.

— Не знаете.

— Я тебя знаю с детства. Отца твоего…

— Мне некогда выслушивать весь этот бред, — сказал Вася, снова порываясь уйти. Но сосед так быстро поднялся и схватил его за руку так, что подросток опешил:

— Что вы себе позволяете? Отпустите или я позову на помощь.

— Вася, выслушай.

— Да что вам от меня надо? Отпустите.

— Ты не виноват.

— Отпустите немедленно.

Алкаш стал разжимать руку, гладя Васю по плечу, и продолжал говорить:

— Вася, пойми, ты не виноват, не ты выбрал эту жизнь, родителей, этот дом, всё это дерьмо…

— Перестаньте ругаться.

— Да, прости, но выслушай. Не ты выбрал такую жизнь, но выход есть, ты можешь всё изменить.

— Да о чём вы?

— О том, что всё это ненастоящее. Они просто не умеют быть людьми, ещё не научились.

— Кто не умеет?

— Да все. Твои родители, учителя. Они же обыватели, они не чувствуют твоей боли.

— Вы бредите? О чём вы говорите?

— Я знаю тебя с самого детства, я вижу, как ты страдаешь, я понимаю, что ты чувствуешь, но не хочу, чтобы ты наделал глупостей.

— С чего вы взяли. Вы меня вообще не знаете.

— Для того, чтобы видеть, не обязательно говорить. Я не люблю говорить. Но сейчас нужно сказать, чтобы ты тоже увидел, тоже узнал.

— Что узнал? Вы говорите загадками.

— Вась, я не знаю, как тебе объяснить, но художник художника чувствует, как рыбак рыбака…

— Нет, вы меня не знаете, я не художник. У меня даже красок нет.

— Вася, художник начинается не с красок, а с чувств, с умения видеть. Я вижу, как все эти годы ты реагировал на замечания родителей, каким ты приходил из корпуса, вижу, как ты пожалел собаку Анны Петровны, как ты реагируешь. Всё это куда больше, чем слова.

— Не понимаю, что вы видите?

— У тебя доброе сердце, но только твои эмоции и чувства, они всегда остаются внутри. И это страшно. Так быть не должно.

— Я не понимаю, зачем вы всё это мне говорите?

— Понимаешь. Просто не хочешь принять правду.

— Какую правду?

— Тебе нужно не только накапливать, но делиться своим чувствами. Иначе ты не выживешь.

— Но, как? Я не умею рисовать. Никто не захочет меня слушать. Я никому не интересен.

— Нет, это заблуждение, ловушка разума. Ты просто боишься пробовать.

— Я не боюсь.

— Боишься, ты боишься получать от жизни по морде и закрываешься.

— Да, вы обо мне ничего не знаете. Я уже достаточно получал.

— Да, но ты боишься, что это будет происходить снова и снова.

— Но зато я знаю, как со всем этим покончить, — ответил Вася дрожащим голосом.

— Вот, об этом и речь! Не сдерживай эмоции.

— Я не собираюсь.

— Тогда расскажи.

— Зачем? Зачем вам это?

— Просто я человек.

— А зачем вам я?

— Ты хороший парень. Мне важно понять, какое будет продолжение у твоей истории, что я должен сделать для тебя, чтобы освободиться, перестать беспокоиться о тебе.

— Мы же посторонние люди.

— Нет, мой дорогой, посторонние это те, кто тебя не чувствуют, не стараются тебя понять, а мы с тобой возможно здесь единственые родственные души. Найди способ выражать свои мысли и чувства, а я буду счастлив, что помог. Хорошо?

— Ладно, — опешил Василий, вытирая слёзы.

Васе больше не хотелось покончить с собой, он прибывал в шоке от того, как странно устроена жизнь, что чужие люди могут быть такими неравнодушными и не похожими на тех, кем они нам изначально кажутся.

Мысли Василия прервались странной фразой удивительного соседа:

— Я рад, что мы с тобой, наконец-то поговорили, но надеюсь, что ты не пойдёшь по моим стопам. Я напиваюсь, потому что преступник. Не давая выхода своим мыслям и чувствам – я убиваю себя. И я благодарен тебе, что ты меня выслушал. Я жив только надеждой на то, что в наш город ссылают не только мёртвых. Военных учат решать проблемы силой, но ты не из их числа. Ты другой. У тебя обязательно появятся и те, кому будет нужен твой мир…

Да, именно эта встреча стала поворотной в жизни Василия, именно после этого он набрался смелости, чтобы предложить Полине нарисовать её портрет. И сейчас он активно учился выражать свои чувства на листе бумаге, получал от жизни по морде. У него не было никакой обиды на одноклассников, ему было в какой-то степени их просто жалко, потому что они умели выражать себя только через грубость. И Василий понимал, что ему не обязательно закрываться от серости жизни, а достаточно просто научиться воспринимать её такой, какая она есть. Он открыл уши. Одноклассники не унимались:

— Не, а чо? Зырь, как нарисовал. Только не дорисовал. Пририсуй ей сиськи, Паш. У тебя это здорово получается.

Паша взял Васин рисунок и стал дорисовывать то, что у него получалось лучше всех в группе. Да, возможно, если бы Вася тоже увлёкся рисованием груди, у него, скорее всего, вышло бы гораздо лучше, потому что он был наблюдательный и тоньше чувствовал то, что переносил на бумагу, но пока эта тема Васе ещё не была интересна. Его волновало не то, что снаружи, а внутренняя красота, которая познаётся только в процессе наблюдения и общения. Васю привлекали добрые, честные люди, а не их внешность. И черты лица Полины он так подробно запомнил, потому что видел, какие она воспринимает мир, реагирует на него.

Полина хоть и была городской, но умела общаться с животными, она гладила их, разговаривали с ними, как с людьми. Её нежные тонкие пальцы так скользили по коже коров и собак, что животные сами подходили к ней, стоит им увидеть её или почувствовать её запах. Вася, тоже заприметив Полину, сразу стремился всем сердцем к ней, но виду не подавал, потому что боялся, что он ей не нужен. У него ещё не было глубокого понимания слов соседа, который говорил, что не стоит бояться получать от жизни по морде и нужно искать тех, кому твой мир будет нужен. Васе казалось, что Поле больше нравится Влад, который был не только старше и выше, но и внешне очень обаятелен.

У Влада была открытая белоснежная улыбка, аккуратная причёска и голубые глаза. Можно сказать, что он как раз был, как с картинки. У него были широкие плечи и пресс кубиками, при этом он одевался со вкусом и от него приятно пахло. Он тоже был из городских, но не такой грубый, как его одноклассники. Влад увлекался машинами и танцами, планировал в 18 сдать на права такой категории, которая позволит ему водить грузовик и отслужить в качестве водителя. Поступать в ВУЗ он не спешил, хотел пожить для себя, развлекаться на ночных дискотеках. По его мнению, Поля подходила ему идеально, но её мнения он почему-то не спрашивал. Полина любила гулять, но приставания со стороны Влада она решительно сразу обрывала. Васе в такие моменты хотелось вмешаться и попросить Влада не приставать к Поле, но к счастью вместо него с этим прекрасно справлялась Ира:

— Влад, а почему ты Полю обнимаешь, а меня нет?

— Вот ещё, буду я тебя обнимать. Разбежалась. Пусть лучше Вася тебя обнимет.

— Да не нужен мне Вася. Он ещё маленький.

— Ха, маленький. Да он тебя всего на полгода младше. Никто же не виноват, что ты такой дылдой выросла.

— Что? Я не дылда, я с тебя ростом. А вот Поля по росту как раз больше Васе подходит.

— Не важно, какого ты роста, важно, что вы с Васей «мелкие», а мы с Полиной взрослые…

Пустые споры могли продолжаться до бесконечности, но Васе нравилось, что Влад переключал своё внимание на Иру, потому что в этот момент он мог идти молча рядом с Полей. И им двоим было очевидно, что по характеру и интересам Влад с Ирой гораздо лучше друг другу подходили. У них были схожие интересы, они обожали отжигать на дискотеке, Ира мечтала, чтобы Влад её когда-нибудь забрал из дома на своей машине. Ира Влада из армии точно дождалась, потому что она считала его самым красивым и клеевым парнем.

Вася ценил в Полине совсем другие качества. Во-первых, она была молчаливой, но очень внимательной к деталям. Во-вторых, она была доброй и честной. И это Вася ценил больше, чем первое. Из друзей у Васи был только сосед, который с ним тоже всегда был честен, но такой доброты, как у Поли у него не было. Хотя, конечно, в общем, сосед был добрым, но критиковал он довольно жёстко, не стесняясь выражений. Опять же своих идеологических врагов сосед не переносил, а вот Поля была из тех, кто даже мухи не обидит. У неё не было врагов, она всё воспринимала с благодарностью. Но вместе с тем дела всё, что от неё требовали родители, и крайне редко высказывала свои мысли по какому-либо поводу. Даже когда она видела несправедливость, она могла не вмешиваться, дожидаясь пока всё не закончится. Вася не любил неучастия, так же, как его сосед поэтому сразу чувствовал, когда кто-то проходит мимо чьих-то неприятностей.

Зато Полина давала волю чувствам, когда общалась с животными. Она их любила и жалела, увлекалась биологией и наслаждалась, изучая то, как они живут. В общении с людьми она была сдержанной, редко начинала диалог сама, сторонилась шумных компаний и не любила дискотеки. В обществе Васи ей было комфортно, но ходить вдвоём было неудобно, поэтому она брала с собой Иру, которая была счастлива любой встрече в Владом. Вася, конечно, был не в курсе того, что именно его общество нравится Поле, ему казалось, что девушкам нравится Влад, а его самого они брали с собой, потому что не хотели обидеть.

Но взгляд Полины запечатлённый на рисунке Васи выдавал её желание быть рядом с ним. И одноклассники Васи, не понимая того, что этот взгляд взволновал и их, компенсировали своё зависть, подрисовывая к милому юному лицу тело взрослой женщины. И именно в этот момент учитель, видя ажиотаж, подошла к парте с рисунком. Она возмутилась и взяла этот рисунок. Оправдываясь, Павел, сказал, что это не он нарисовал, а Вася. Его сосед подтвердил. И тогда учительница велела Васе дать ей объяснение после урока.

Правда, выслушивать объяснений она не стала, а просто начала отчитывать:

— Тебе не стыдно? Ты думал, что скажут твои родители? Мало того, что ты не учишься, ты ещё рисуешь такую гадость. Я была о тебе лучшего мнения. Чтобы это было первый и последний раз. Понял?

— Да. Можно мне забрать мой рисунок?

— Ага, как же. Пусть лучше остаётся у меня, чтобы в следующий раз думал, прежде чем делать.

— Простите, но это не ваш рисунок.

— Ну, давай, покачай тут права. К директору хочешь?

— Нет. Я просто хочу забрать рисунок.

— Мало ли чего ты хочешь. Твой рисунок чуть урок не сорвал. А ведь я тебя ещё месяц назад предупреждала…

Васе, наверное, стоило возразить и рассказать, как всё было на самом деле, но он не хотел закладывать Пашу, поэтому промолчал, сделал вид, что дослушал учительницу и ушёл. Но пару недель спустя, на родительском собрании учитель достала рисунок, чтобы продемонстрировать родителям насколько они не знают своих детей. Неизвестно, что учитель наговорила маме Васи, но та узнала лицо Поли в этом рисунке. И вместо того, чтобы обрадоваться таланту сына просто переложила проблемы учительницы на плечи главы их семейства. Тот тоже не знал, что с этим делать и несколько месяцев держал в себе до тех пор, пока они не повезли Васю в деревню. И так уж совпало, что именно в это время родители Полины с ней проходили мимо на речку. Они увидели, как Вася вырос за год и отметили это. А отец ответил:

— Да уж, точно вырос. Совсем по учёбе скатился. Думает только о всяких глупостях.

— Ну, вы не него наговариваете, он хороший.

— Ну не знаю, может и хороший, только вашу дочь нарисовал голой?

— В смысле?

— В смысле, что без одежды.

— Папа, это неправда! – закричал Вася, — ты бы лучше бы сначала узнал, как всё было…

— Ну я-то уже всё знаю, — перебил его отец, а смущённые родители Полины не дожидаясь окончания этой сцены и пошли дальше. Вечером того же дня Вася выяснил, что Влад ушёл служить в армию, но не водителем, а обычным рядовым в стройбат. Вася стеснялся зайти за Полиной, но Ира обещала, что передаст, что он будет рад возможности встретиться с ней и всё объяснить.

Несколько дней от Иры не было ни каких вестей и тогда Вася решил сам пойти к Полине. Когда он пришёл, оказалось, что она вместе с родителями уехала на следующее утро, после того дня когда Вася приехали. Больше он Полю никогда не видел. Василий был ещё пару раз в деревне у деда, но не в то время, когда туда приезжала Полина. А потом дом продали.

продолжение следует…