Кто за что?

Друзья, простите, что не сдержался и выставил свою боль напоказ. Я понимаю, что томительное ожидание фильма и стремление узнать правду – это мелочи в сравнении с вашим горем. У меня хотя бы есть шанс вернуть дочерей и любимую, а вот вы не можете вернуть тех, кого забрала война Путина и обстоятельства последних лет. Я уж молчу про тех, чьих близких похитил ХАМАС.

 

Вижу, что вы даже не хотите Александра Царовцева. Настолько тяжело вернуться к творчеству? Мне жаль, что вам пришлось прочувствовать на себе, почему многие остались равнодушны к тому, что ХАМАС напал на Израиль, а Россия на Украину. Тяжело слышать, что нас не должно быть, мы должны убраться с их земли, но их так воспитали, таков их ценностный мир.

 

В России школьников тоже накачивают ненавистью, но, конечно не так, как в Секторе Газа. Мы не должны отвечать на угрозы обидами, и у нас есть право не убегать из своей страны. Нам нигде не будет комфортно до тех пор, пока мы не создадим дом внутри себя. И мне бы хотелось, чтобы хотя бы на время в студии было, как дома. Вы знаете, что на Севере страны безопасно, в Хайфе слава богу никто не погиб, здесь всё спокойно, как мы и предполагали.

 

С нетерпением жду завтрашней встречи, но для меня важна возможность совместного творчества и с моими детьми и новыми друзьями из России. И вы правы, что это уже не студия детского кино, потому что ваши родители делают больше вас. Спасибо, что вопросы Всеволоду Дмитриевичу вы готовите вместе. Давайте постараемся его удивить, через два месяца ему будет 85.

 

Я мечтаю увидеться и обнять его. Но пока мы можем это сделать только вместе, вашими отзывами о книге. И я восхищаюсь всеми, кто, оставаясь в РФ начинаете учиться монтажу, не смотря на неприятности из-за моей жёсткой гражданской антипутинской и антитеррористической позиции. Хочу вас всех обнять. Вы даже не представляете, как много для меня делаете.

 

Вы очень точно подметили, что искренность не возможна без любви и правды. И даже когда нам не дают общаться друг с другом между нами её больше, чем с теми, кто пытается вас контролировать. И это помогает вам ощущать себя свободным, бороться со своими страхами. Но вечные ценности стоят дорого.

 

Как вы знаете, недавно моя искренность привела к тому, что мне сказали: «Для нас ты умер навсегда». И они продолжают внушать мне чувство вины: «Он считает, что все проблемы Алины в основном только из за тебя. Алина думает также. Она была очень рада увидев в какой форме Лев ее защитил». То есть пытаются убедить, что и для неё я умер?

 

Но знаете, что в этом смешного? Они не могут согласовать своих действий! Пока одни пытаются мне внушить чувство вины, другие прямо угрожают тем, кого я люблю: «Если ты не закроешь свой рот, от этого пострадают твои дети и всех, кого ты любишь! Ты возомнил себя революционером, а о близких не думаешь. Может мы не можем говорить правду, но спасаем, а после твоих слов всем становится только хуже».

 

В общем, все, кто содействует режиму Путина, пытаются меня убедить в том, что сопротивляться ему – делать всем только хуже. При этом себя выставляют героями, ограничивая свободу тех, кого люблю. Нужно ли проводить параллели с тем, что говорили, прежде чем похитили украинских детей, мотивируя это тем, что их просто спасают от войны?

 

Ладно не буду грузить. Это удивительно, что через обсуждения нападения России и ХАМАС, мы всё равно вернёмся завтра к творчеству. Мы уже привыкли к тому, что нам постоянно угрожают, а жизнь продолжается. Возьмите зонтики, потому что завтра обещают дождь. Не опаздываете, у нас будет только 1 час, будем через творчество нести доброе и вечное. До скорого!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.