Междустро…

Быстро летит время. Сегодня уже 15 декабря, у старшего брата день рождения, а завтра по новому российскому закону у меня будет последний день, чтобы отдать свой российский заграничный паспорт. С 11 числа вступил в силу закон по которому невыездные должны сдавать загранпаспорта в течении 5 дней. Очередной способ ограничить нашу свободу!

Но тут такое совпадение, что через 5 дней заказываю новый Даркон. Теперь у нас безвизовый режим с США. Планирую ответный визит этим или следующим летом. Когда-то мечтал, что Алёша выйдет на пенсию, вместе будем разрабатывать ИИ для мониторинга статистики нарушений прав человека в реальном времени и системного предотвращении узурпации власти.

Почему именно со старшим братом, а не с теми, кто уже изменил этот мир с помощью нейронных сетей? Да всё просто, раньше же это были мечты. Теперь планы. Раньше выбирал с точки зрения доверительных отношений, радости от совместной работы, а сейчас с точки зрения эффективности. Когда мечты превращаешь в цели, а цели в планы – многое меняется.

В Алёше с детства видел надёжного человека, который всегда придёт на помощь, ответственно подходит к любой задаче, но не продавливает свои решения. Всегда восхищался справедливостью брата. Когда ребята отнимали гостинцы и публично унижали – я обращался за помощью к нему. Он не просто защищал, а давал понять, что обращаться за помощью – это правильно.

Образ, что вдохновлял с детства, подталкивает к работе с Алёшей. Но сейчас понимаю, что рассчитывать на его помощь не нужно, время уходит. Пора брать инициативу в свои руки, в нужной области разбираться лучше него. Но не хватает фундаментальных знаний по программированию, поэтому, планирую весной снова учиться. В GitHub, конечно дружное сообщество, вы сильно помогаете, но мне требуется большая погружённость.

 

Пока опыта не хватает, чтобы технически реализовать задуманное, поэтому просто изучаю, как можно использовать нейронные сети, прежде всего Stable Diffusion и прочие прикладные ИИ с открытым кодом для создания видео. Эта область для студии в приоритете, раз нет новых вопросов по книге Всеволода Дмитриевича и по съёмкам клипа.

Однако, не теряю надежды, что вы всё-таки дочитаете книгу или прослушаете её. Вот Всеволод Дмитриевич уже выбрал два голоса, которыми лучше озвучивать описываемые им события. Кстати и в этом нам тоже помогает ИИ. Если я правильно оцениваю ситуацию, нужно делать упор на уникальность нашего курса, а не на то, что вы можете получить и в других киностудиях.

 

Поэтому даже если мы к началу года не нейдём помещения, подходящего под все наши требования – это не проблема. Дистанционные занятия вполне самостоятельное направление развития студии. Снимать мы можем на разных локациях, а монтировать пока может каждый у себя или у меня. Так что изучение возможностей нейронных сетей – сейчас главное.

 

Так же я считаю вполне справедливым замечание по поводу того, что мне не стоит забывать о том, что вместе с критикой нужно не забывать хвалить. Что же исправляюсь. Мне действительно есть за что хвалить. Во-первых, я убеждён, что если бы не было Яны, то не было бы Насти и Маши, а на Алину возможно бы не обратил такого внимания.

Получается, что всё самое ценное в моей жизни не могло быть без Яны. Именно она родила двух замечательных девочек и долгие годы давала ощущение того, что мои чувства к ней и к детям для неё ничего не значат. Если бы она не забрала детей в 2017 году, мотивируя это тем, что со мной невозможно жить, я бы не понял, что это такой рычаг: «не хочешь делать, что я от тебя хочу – не увидишь тех, кого любишь».

В моей жизни много важно происходит благодаря действиям бывшей жены. Вот, к примеру, не соврала бы она обо мне в суде – меня бы не сделали выездным, не нашёл бы у меня глубокий отклик новый закон и возможность получить Даркон на 5 лет. Или не переживал бы я так глубоко изоляцию Навального, но всю неделю мои дети не могут со мной созваниваться. И я хотя бы могу отправлять письма, знаю, что мои дети живы, а у него и такой возможности нет.

Да, конечно, мне до страданий Алексея, как до луны, но с помощью бывшей супруги, которая жаловалась, что я её якобы стёр (а я её помню и люблю, но нечестные поступки осуждаю) мне лучше удаётся прочувствовать в каком состоянии находится заключённый, которому постоянно внушают мысль, что он никому не нужен, все забыли о его существовании.

Только благодаря тому, что мои чувства и инициативы обесценивали много лет, игнорировали меня с 2012 года, я перестал испытывать чувство вины, которое внушали годами. Ведь раньше я и вправду думал, что только сам во всём виноват и не заслуживаю, чтобы меня обнимали, поддерживали и с моим мнением считались…

Благодаря тому, что окружающие люди нас обесценивают или поддерживают – мы либо живём несчастно, либо счастливо. В России мне определили место никому не нужного даже не человека, а какого-то экстремиста-педофила, предателя духовных скреп и просто ужасного монстра. К счастью не все. Кто-то до сих пор поддерживает и любит не смотря на риски.

И это так ценно, что даже под сильнейшим давлением, они находят в себе сил не нападать на меня, как остальные, а тихо выражать свою позицию . Этот мирный протест с цитатами хороших людей, фотографиями, жёлто-синими или радужными цветами, которые теперь вне закона. Порой мне кажется, что я не заслуживаю такой поддержки, что всем было бы лучше, чтобы меня не было. Но нет – это тоже лечится. И я уже полностью отказался от антидепрессантов и алкоголя.

 

Если бы мне не говорили гадости о близких, не врали, что я для них тоже якобы мёртв, если бы не пытались убедить, что любые попытки сказать правду сделают им хуже – ко мне бы не пришло осознание, что они тоже заложники. Когда твоё окружение уверяет, что молчать, игнорировать – это единственный выбор – нет ничего удивительного в том, что мы молчали, когда на вас напали.

 

Украинцы никогда не были нам врагами, но нас приучали молчать годами. Каждый раз, когда мы смели говорить правду, у нас отнимали что-то очень дорогое. Не важно, что или кто это был, но нас дрессировали, что мы не имеем право решать с кем общаться и что говорить. За правду сроки стали давать не меньше, чем за убийства. И как после этого людям выходить против войны?

 

Нет, конечно, есть глупцы или лицемерные твари, которые радуются этой власти и поддерживают её. Но их не большинство. Просто они на поверхности, ими забивают эфир, они звучат из каждого утюга. Геббельс нервно курил бы в сторонке. Конечно, если бы у людей был бы щит от насилия со стороны государства – ничего бы этого не было. Но в РФ права человека запрещены.

Да, защищать права людей не той религиозной, партийной или сексуальной ориентации запрещено законом. Ведь всё это приравняли к экстремизму. Сделал выбор сам, живёшь своим умом и своими чувствами – значит преступник. Выполняешь, что от тебя требуется – законопослушный гражданин. Лучшие люди города поддерживают тебя.

 

Нужно бороться с последствиями путинизма, разрушить империю лжи. Но  для меня важно сделать так, чтобы человечество не наступало на эти грабли снова и снова. И поможет в реализации этой мечты искусственный интеллект. Его нельзя подкупить или напугать, он может выявлять нарушения прав человека и сдерживать диктаторские режимы до того, как они станут фашистскими.

 

Но пока к этому мы только идём, а захватническая война России продолжается – есть другие способы противодействия злу. Художники находятся на передовой совести. Опасно публично осуждать массовые убийства или поддерживать права человека, но через образы они делятся вечными ценностями.

И моё восхищение не знает границ. Я молчал, потому что обещали, что так дадут закончить и взглянуть на душу любимой. И теперь когда, меня обманули, созданное под запретом, это ещё сильнее, чем получить метку иностранного агента. Любое значимый поступок помогает понять, кто какие ценности разделяют Барановы. Междустро… пока запрещ…, но искусство вечно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.